06.04.16. Мусульманская каллиграфия: признание в любви

Маис Джангирович Назарли

Маис Джангирович Назарли

 

Резюме

Сейчас стало модно писать признания в любви на дороге под окнами или балконом избранницы. Стереть краску с асфальта довольно сложно, и со временем надпись обычно замазывают.

Может показаться, что текст уничтожен. Где-то остаются полоски, а где-то квадратики, визуально сохраняющие, маркирующие пространство бывшего послания. Важно ли для пишущего, читающего и проходящего мимо, что текстовой реальности уже нет, а есть лишь ее обозначение? Становится ли сообщение нулевым или, наоборот, обретает новые смыслы, как разлинованный лист бумаги, подготовленный для письма? Оно становится интимным, поскольку исчезают конкретные имена, или становится всеобъемлющим, поскольку каждый способен «вычитать» в нем собственные чувства и мысли, а семантика избранного пространства (под окном возлюбленной) определяет направление этих мыслей и чувств? Можно продолжить вопросы, но важно то, что именно подобное поле ощущений и создает мусульманская каллиграфия.

Распространена точка зрения, что каллиграфия развивается как «замещающая» область в культуре, мол, коль скоро в исламе отсутствует фигуративное искусство (изображения людей, животных и пр.)… Обращу лишь внимания на вполне очевидный факт, игнорируемый почему-то искусствоведами: у самих арабов фигуративное искусство возникает только с начала мусульманского периода их истории. Расцвет же каллиграфии не требует подобных оправданий. В мусульманской культуре предостаточно иных и гораздо более значимых причин, способствующих развитию этой области мировидения, да, именно мировидения, поскольку очевидно, что каллиграфия, несомненно, – понятие гораздо более широкое, нежели просто вид творческой деятельности.

О мусульманской каллиграфии написано немало, но куда меньше, чем об остальных областях мусульманского искусства. Оно и понятно: это особая, очень чувствительная к знаниям универсальных законов область искусства, и в мусульманском мире статус каллиграфов и шрифтовиков почти (а может, и не почти) мистический. Не случайно каллиграфия привлекает внимание не только искусствоведов, но часто филологов и философов, пытающихся понять, выражаясь языком средневековых теоретиков, «сущности письма».